В ПОЛЯРНОМ ПЛАВАНИИ

 

Еще в 1934 году уже знакомый нам норвежский ученый, участник экспедиции на «Наутилусе» Уилкинса Харальд Свердруп писал: «Огромная работа, выполненная на Севере советскими исследователями, является для меня выражением сильной народной воли, воли к познанию сво- ей страны, к изучению ее до самых – райних пределов.. . И разве не мо- -:ет случиться, что следующая под- гэдная лодка, которая сделает попытку нырнуть под полярные льды, г . дет принадлежать СССР?».

Слова норвежского профессора казались пророческими. В 1936 году

из Кольского залива в Баренцево море вышла не одна, а целая группа советских подводных лодок. Командиром группы был капитан 1-го ранга Грибоедов.

На одной из лодок находился командующий Северным флотом флагман 1-го ранга Душенов.

Подводные лодки направились в дальний арктический поход—к полярным льдам. Плавание было успешным. Прошло два года. На помощь четверке отважных папанин- цев идет советская подводная лодка Д-3 — «Красногвардеец» — под командованием Виктора Николаевича Котельникова. Участник этого похода флагманский штурман Филипп Васильевич Константинов рассказывает: «Дело обстояло так. Когда Д-3 вошла в пролив, отделяющий остров Ян-Майен от Исландии, по курсу все чаще и чаще стали попадаться вначале отдельно плавающие льдины, а затем и довольно обширные ледяные массивы. По мере дальнейшего следования к центральной части Датского пролива Д-3 приходилось несколько раз в надводном положении пересекать узкие полосы мелкобитого льда… Однажды на подходе к одной из таких перемычек Котельников принял решение произвести пробное погружение. Он опасался, что путь Д-3 в любое время может преградить полоса крупнобитого льда, в который входить будет небезопасно. .. Обход узкой, но длинной полосы льда или поиск безопасного прохода уклонил бы лодку от заданного командованием маршрута».

Опыт преодоления ледяных преград пригодился нашим подводникам в военные годы.

Вот что докладывал командованию один из первых моряков — Героев Советского Союза капитан 3-го ранга А. М. Коняев:

«Идя курсом 180 градусов в 16 милях от маяка Меркет, встретил сплошной лед толщиною в 6—9 см.. . Чтобы не обнаружить пути форсирования лодками Кваркена и чтобы не подвергать лодку опасности налета авиации противника, решил идти подо льдом…»

Щ-324 ушла под ледяной покров в 10 часов 9 минут и только в 20 часов всплыла, «ломая лед толщиною 10 см, а местами — 25 см».

Окончилась Великая Отечественная война. Наша страна занялась мирными делами. В 1957 году по решению Советского правительства одна из боевых подводных лодок была разоружена и переоборудована. Так появилась «Северянка» — единственная в мире научно-иссле- довательская подводная лаборатория.

Свое название подводный исследовательский ■ корабль получил не зря — ему предстояло вести научные наблюдения на Крайнем Севере, в Заполярье.

Научным руководителем экспедиции на «Северянке» был кандидат технических наук Владимир Георгиевич Ажажа, в прошлом военный моряк. Это ему пришла в голову идея провести исследование океана не с поверхности, как это обычно делается, а «изнутри». Бывший подводник, Ажажа хорошо знал, какие замечательные возможности может дать исследователю подводная лодка.

И вот «Северянка» готова к плаванию. По виду это обычная подводная лодка. Из воды выступает лишь невысокая палуба и башенка боевой рубки. Прочный корпус лодки разделен на семь помещений-отсеков. Между отсеками — круглые массивные двери. В случае пробоины в одном из помещений двери не дадут воде распространиться по всей лодке.

В первом, носовом отсеке «Северянки», на том месте, где раньше располагались торпедные аппараты и хранились огромные, в три человеческих роста, торпеды, теперь расположилось научное оборудование.

В передней части отсека три окна- иллюминатора: два по бортам, один — сверху. Рядом с иллюминаторами — удобное поворотное кресло. Сидя в нем, можно делать зарисовки обитателей моря, снимать кинофильмы — киноаппарат укреплен тут же, рядом.

Снаружи лодки, недалеко от иллюминаторов, установлены мощные прожекторы — без подсветки в морской глубине мало что увидишь.

В самом носу лодки расположился подводный телевизор. На его экране можно будет наблюдать все то, что происходит вне поля зрения иллюминаторов. Помимо телевизора на борту «Северянки» был еще один удивительный прибор, неведомый капитану Немо, — ультразвуковой гидролокатор; на расстоянии нескольких сотен метров даже в полной темноте он «видит» различные подводные объекты: рыбу, морских животных, затонувшие суда.

В 12 часов 00 минут 29 декабря 1958 года «Северянка» вышла в море. Ее маршрут начинался в Кольском заливе, шел на север до 72-й параллели, затем вдоль этой параллели— к острову Ян-Майен, далее — к Исландии и к Фарерским островам.

Возвращались домой, на Большую землю, вдоль северных берегов Норвегии. «Северянка» пробыла в полярном плавании 24 дня. За ее кормой осталось около 7400 километров. За время экспедиции были обследованы морские глубины на площади более 18 000 квадратных миль— территория небольшого государства.

«Северянка» не «открыла» Северного полюса. Да это и не входило в ее планы. Главной целью похода было исследование океана, разведка рыбных запасов, помощь рыбакам в совершенствовании лова рыбы.

Вместе с тем поход «Северянки», как и ледовые плавания других советских подводных лодок, много дал для того, чтобы, наконец, 17 июля 1962 года…